Это не пустота, а сверхкосмическая полнота

Особые размышления проф. Г. Венкатарамана

Источник: http://media.radiosai.org/journals/vol_09/01MAY11/03-special_musings.htm

Ниже мы представляем переработанную для чтения запись беседы профессора Г. Венкатарамана, записанную на студии Радио Саи 29 апреля 2011 года.

"Я начну с того, что предложу свои исполненные любви поклоны Лотосным Стопам нашего Возлюбленного Господа Саи.

Это статья, которую я никогда не думал писать – в том смысле, что события прошлого месяца произошли подобно сюрреалистическому переживанию, и я внезапно ощутил потрясение. Говоря яснее, я пытаюсь понять, как, вероятно, и большинство читателей, был ли реален тот мир, который существовал до 28 марта, или реален тот мир, какой нам видится сегодня без Прекрасной Формы, и тот, предыдущий опыт является всего лишь сном. Как бы там ни было, мне вспоминается история, которую Свами иногда рассказывал в былые времена.

История такова. Однажды поздно вечером после довольно утомительного дня в царском дворе император Джанака вернулся в свои палаты. Поприветствовав монарха, царевна попросила его освежиться и подготовиться к трапезе. Джанака кивнул ей в знак согласия, но утомление пересилило его и он, свалившись в кресло, заснул. И ему приснился сон, который очень обеспокоил его, и он, вздрогнув, проснулся. Оглянувшись, он увидел обстановку, которая очень отличалась от той, что была в сновидении лишь несколько мгновений назад – никакого леса, никакого мчащегося за ним тигра и т.п. Озадаченный, Джанака пробормотал: «То было реально, или это?» Супруга продолжает напоминать императору об ужине, но он все еще пребывает в ступоре, постоянно повторяя один и тот же вопрос. Были вызваны дворцовые лекари, но они были бессильны помочь. В конце концов, на помощь был призван мудрец Васиштха, и когда он явился, Джанака по-прежнему задает себе все тот же вопрос. С улыбкой на лице мудрец положил руку на плечо Джанаки и мягко сказал: «О, царь! Ни то, ни другое не реально – реален один лишь ты!» Васиштха, конечно же, говорил об Атмане, пребывающем внутри, отметая все, что переживается как в бодрствовании, так и в сновидении, и является иллюзорным. Другими словами, Васиштха сказал Джанаке, что то, что реально, находится вне области чувственного восприятия и мыслей ума, поскольку и чувства, и мысли – преходящи.

К сожалению, у нас нет мудреца Васиштхи, который бы направлял нас и избавлял от заблуждений, но, к счастью, в точности предвидя ту ситуацию, в которой мы оказались сегодня, Свами подготовил нас к ней Своими многочисленными беседами, данными нам в прошлом. Я не могу обойтись без ссылок на них, но это немного подождет, а сейчас у меня как раз есть немного времени, чтобы поразмышлять о недавних событиях.

Как разворачивались события на моих глазах до 24 апреля

Для меня все начиналось так. Каждый вечер в течение всего февраля и большей части марта этого (2011) года я вместе с другими приходил на даршан – чуть позже шести часов вечера или около того. Свами обычно приезжал, начиная с 19.00 до 20.15, а иногда даже и позже. Его преданные почитатели терпеливо ждали, мальчики с энтузиазмом пели бхаджаны. Кстати, бхаджаны обычно начинались ровно в 17.30, но к тому времени, когда появлялся Свами, пение насыщалось энергией. Свами же просто молча сидел и наслаждался бхаджанами, заставляя всех присутствующих в Саи Кулвант Холле забыть о времени. Бхагаван обладал магической способностью заставлять время исчезать или терять значение в Его присутствии.

Саи Кулвант Холл был всегда забит до отказа, и ни одна душа не двигалась с места, когда Свами давал даршан, включая детей из местных школ, которые приходили по очереди. Примерно в 9 вечера, иногда даже позже, Свами принимал арати, немного медля, поднимал обе руки в знак благословения и медленно удалялся. Более года Бхагаван прибывал на даршаны в мобильном кресле (называемом в народе «машина-кресло») и таким же способом уезжал. Однако обычный распорядок начал меняться – практически незаметно. Он все еще прибывал на даршан, сидя в кресле, но уезжал, используя автомобиль Тойоту Порте. Еще позже Его появление и отъезд стали происходить исключительно на машине. В некоторые дни машина подъезжала к концу даршана к портику и останавливалась, после чего почти сразу же предлагалось арати, и Свами даже не показывался из машины – это в те дни, когда Он еще выходил. Были также дни, когда Свами вовсе не выходил, и я сейчас кратко остановлюсь на этом.

Если Свами был утомлен, Он обычно давал указание, согласно которому из Яджур Мандира поступал сигнал, и арати подавалось к креслу. Вначале Свами стал пропускать только утренние даршаны, но не так часто. Когда это происходило, я неизбежно вспоминал дни, когда в 6.15 утра Он уже был на месте для проведения утреннего даршана. В это время, особенно зимой, было еще темно, и все же преданные почитатели были уже в Саи Кулвант Холле, ожидая выезда Свами. И Он всегда появлялся, выплывая из Зала Пурна Чандра – подобно тому, как на востоке вставало солнце, знаменуя начало нового дня. Примерно к 7.30 утра Свами уже обычно брал первую партию Своих почитателей в знаменитую комнату для интервью, а все остальные мчались в свои комнаты перекусить или бежали на занятия в колледж, на работу в офис, словом, каждый по своим делам – и это происходило по будням. По воскресеньям мы обычно убегали позавтракать, пока Свами находился в комнате для интервью, и к тому времени, когда интервью заканчивалось, мы уже снова были на своих местах.

Бхаджаны обычно начинались в 9 утра, примерно в 9.20 наступало время арати! Затем Свами шел в комнату для интервью, а оттуда – вместе с членами Саи Траста – в прилегающую к ней столовую и обедал с ними. Свами обычно выходил примерно через 7 минут, в то время как гости изо всех сил пытались также побыстрее закончить свою трапезу, вымыть руки и последовать за Ним. Затем Бхагаван шел неторопливым шагом обратно в Зал Пурна Чандра, проходя через женские ряды, собирая письма и беседуя по пути с разными людьми. Примерно к 9.35 утра Свами входил в Зал Пурна Чандра, и еще один утренний даршан входил в историю.

Я рассказываю все это для того, чтобы донести до слушателей ту мысль, что со Свами все всегда было по-другому, он постоянно менял сценарий. Вернусь к концу февраля – началу марта 2011 года: часто по вечерам Свами чувствовал Себя уставшим для выхода на даршан, и тогда знак на предложение арати давался обычно около 18.15.

Позвольте мне перейти к субботе 27 марта 2011 года. Это был последний день перед тем, как Свами увезли в больницу. В тот вечер арати было предложено рано, после чего нынешний вице-канцлер, профессор Прасад, бывший вице-канцлер, профессор Пандит и я отправились в резиденцию Свами, что мы часто делали и раньше. Нам сообщили, что Свами плохо себя чувствует, что два врача, которым Свами в последнее время дал разрешение ухаживать за Ним, были наверху у Него, и что привезли медицинскую аппаратуру, чтобы следить за состоянием Его здоровья. В тот момент ни у кого не было ни малейшего подозрения на то, что кризис наступит так быстро.

Прошла ночь, и когда я на следующее утро справился о Его состоянии, мне сказали, что Свами отдыхал, и ночь прошла без особых новостей. Часа в 3 утра мне позвонил профессор Пандит и сообщил, что к резиденции Свами подъехала скорая помощь и там что-то происходит. Похоже было, что Свами отвозят в больницу – и мы оба помчались туда.

Так случилось, что хотя мы выехали чуть позже, наша машина почти сравнялась со скорой помощью – и не только потому, что мы поехали более короткой дорогой, но и потому, что скорая ехала намного медленней. В общем, когда Свами помогали выходить из машины у входа в больницу, мы оба уже были там. Хотя Свами привезли на скорой помощи, Он был на кресле, а не на носилках, вопреки моим предположениям. Профессор Пандит, который все время находился рядом со мной, говорит, что Свами одарил его мягкой улыбкой. Он тогда не знал, что та улыбка станет самым ценным воспоминанием для него.

Там Его быстро довезли до лифта, предназначенного специально для больных, и вскоре Он скрылся из виду. Его увезли, и мы не знали куда именно.

Тем временем меня и профессора Пандита провели наверх, где находятся операционные, кардиологическая катетеризационная лаборатория и палаты интенсивной терапии. Мы молча и с нетерпением ждали в комнате, куда нас привели. Часы продолжали отстукивать время. Прошел час, и мы оба, понятное дело, начали терять терпение.

Выйдя из комнаты, где мы находились до той минуты, мы пытались найти кого-нибудь из врачей, кто мог бы дать нам хоть какую-то информацию. В конце длинного коридора, рядом с операционной, стоял хирург, он дал нам знак подойти и сказал, что Свами проходил процедуры в кардиологической катетеризационной лаборатории, находившейся дальше по коридору. Он не стал подробно объяснять, что это за процедура, но через какое-то время сообщил, что процедура, вероятно, подходит к концу, судя по тому, что из лаборатории вывозили диагностическое оборудование.

Чуть позже мы увидели в коридоре рядом с лабораторией (примерно в 50 метрах от того места, где мы стояли) начальника санитарной службы, который давал строгие указания некоторым сотрудникам Госпиталя, стоявшим рядом с ним. Похоже, Свами собирались перевозить из лаборатории в специальную палату интенсивной терапии, расположенную вдоль того же коридора. Мы увидели, что многие из сотрудников ушли из коридора в палату интенсивной терапии, по-видимому, для того, чтобы подготовить ее. Примерно через два часа после того, как Свами доставили в Госпиталь, мы увидели, как Его вывезли из катетеризационной лаборатории. Вокруг Него было множество врачей в хирургической одежде: один держал капельницу, другие – катили медицинское оборудование для наблюдения, к которому был подсоединен Свами.

Казалось, что кризис взят под контроль и уже все хорошо, по крайней мере, на тот момент. Свами переводили в палату интенсивной терапии, все начало налаживаться, и мы начали видеть более ясную картину случившегося. По всей видимости, у Свами была сердечная аритмия, и Ему нужно было ставить кардиостимулятор. Именно по этой причине Его забрали в Госпиталь, и стимулятор был установлен. Тысячи людей ходят по улицам мира со стимуляторами, и если вы увидите их, то ни за что не узнаете об этом. Поэтому мы подумали: «Хорошо, теперь Свами с кардиостимулятором, и через несколько дней все будет хорошо – через несколько дней Он вернется в Яджур Мандир, и через несколько дней жизнь вернется в свое русло; возможно, изменится расписание, чтобы свести к минимуму физическую нагрузку Свами».

Примерно в 7 или 7.30 вечера мы с профессором Пандитом вернулись в ашрам. Напоминаю вам, что все это произошло вечером 28 марта. На следующее утро я побеседовал с человеком, который имел доступ к поминутной информации о состоянии здоровья Свами, и по его данным, ночь прошла хорошо. Около 14 часов (я сейчас говорю о следующем дне, 29 марта) мне позвонил профессор Пандит и сказал, что в Госпитале наблюдается повышенная активность, и что состояние здоровья Свами вызывает обеспокоенность. Эта новость напугала меня, и мы оба немедленно помчались в Госпиталь. Тем временем фабрика по производству слухов работала на полную катушку. По дороге в Госпиталь мы увидели вертолет, припаркованный в аэропорту Шри Сатья Саи, и это о чем-то говорило.

Когда мы добрались до Госпиталя, его директор, д-р Сафайя, которого мы с профессором Пандитом хорошо знали, провел нас в хорошее место, где мы могли подождать. Это было совсем недалеко от катетеризационной лаборатории, и вскоре мы увидели, как Свами быстро везут туда на каталке, вокруг которой собралась целая группа врачей и медперсонала в хирургических одеждах. Хотя мы находились совсем близко, мы никак не могли увидеть Свами из-за такого количества людей вокруг Него. Двери лаборатории были закрыты, и мы ждали. Примерно через 40 минут послышался какой-то шум, и это было похоже на то, что Свами перевозят обратно в палату интенсивной терапии. Два врача-специалиста, прибывшие вертолетом из Бангалора, вышли оттуда с видом, показывающим не только, что все прошло хорошо, но и что они готовы уезжать обратно. Они уже сняли свои хирургические халаты, надели туфли и пошли к выходу, вероятно, чтобы ехать в аэропорт. Через пару минут я увидел, как каталку снова везут в палату интенсивной терапии. На этот раз я, благодаря д-ру Сафайе, смог мельком увидеть лицо Бхагавана с расстояния около пары футов (около 60 см). Остальная часть тела была укрыта больничной простыней. И это был последний раз, когда я видел Свами перед тем, как Он сбросил земную оболочку. Он был под воздействием седативных препаратов, и Его глаза были закрыты. Этого следовало и ожидать в таких условиях, но для меня это было как удар электрического тока, если принимать во внимание тот факт, что еще совсем недавно я видел лицо Свами сияющим неописуемым светом, даже в 8.30 вечера, после длительного и утомительного дня.

Так зачем они возили Свами в кат. лабораторию и что они там делали? А что с врачами, которые прилетели из Бангалора? Примерно через два часа я получил все ответы от д-ра Сафайи. Он выглядел несколько усталым, но в нем чувствовалось и облегчение. Он опустился на стул в коридоре рядом со мной и проф. Пандитом и сказал: «Эй, вы вот чай пьете, а мне?» Мы пили чай из бумажных стаканчиков, которые нам дала какая-то добрая душа, выполнявшая там севу. Мы знаком попросили этого человека принести чая также для д-ра Сафайи. Сделав нескольких глотков чая, в которых он так сильно нуждался, д-р Сафайя сказал нам, что хотя сердце Свами не имело никаких повреждений, оно было слабым, и сила перекачивания крови – недостаточная. Врачи из Бангалора установили Ему т.н. баллонный насос, что должно уменьшить нагрузку на сердце, поскольку этот насос возьмет на себя основную часть работы по перекачиванию крови.

Дней шесть спустя баллонный насос был извлечен. Однако эту процедуру следовало проводить с крайней осторожностью и очень медленно. Для нас, желавших поскорее услышать новость, что насос был успешно удален, время тянулось страшно медленно – возможно, часов десять, сейчас точно не могу вспомнить, сколько именно. Когда д-р Сафайя вышел к нам, на его лице было выражение глубокого облегчения. Он даже слегка улыбнулся и сказал: «Теперь Он самостоятельный», имея в виду то, что сердце Свами работало удовлетворительно, без какой бы то ни было посторонней помощи. Это была потрясающая новость, и она стоила такого длительного ожидания! В тот момент все были полны надежд, но вскоре началось то, что можно назвать «ездой на американских горках». Оказалось – как объяснил мне врач-специалист – после определенного возраста, когда происходит поражение сердца, это влияет и на другие органы, чаще всего на легкие и почки. Если раньше помощь извне требовалась сердцу, то сейчас она нужна была этим двум жизненно важным органам. Хотя в новостях в основном речь шла об этих двух органах, как объяснил д-р Нарендра Редди во время беседы со мной, которая транслировалась по Радио Саи, требовалось тщательное наблюдение за всеми органами.

Поэтому потребовалось созвать экспертов из различных областей – некоторые были в составе персонала самого Госпиталя, некоторые – из других индийских больниц, а некоторые даже прилетели из Америки. Все происходившее уже освещалось в новостях, и я не буду повторяться. Но вот что я хочу сказать. Различного рода медицинские параметры удерживались с небольшими колебаниями в ту или иную сторону, однако все это требовало сильной поддержки со стороны внешних систем.

Постепенно органы стали проявлять признаки того, что они могут и не вернуться в нормальное состояние, но с уверенностью ничего сказать было нельзя. В конце концов, это был не обычный смертный, а Свами, и практически все, включая врачей, сохраняли веру в то, что Свами бросит вызов всем медицинским книгам и исследовательским работам, написанным людьми, и вернется обратно.

Однажды я спросил д-ра Сафайя: «Доктор, как долго смог бы прожить обычный пациент с телом такого же возраста, как у Свами, и с такой же проблемой всех органов?» Его ответ был краток: «Определенно, не так долго», что, конечно, очень укрепило мою уверенность. Я должен сказать здесь о том, что с медицинской точки зрения тело Свами состояло из пяти элементов, как и тела прочих живых существ, однако в нем было несколько исключительных аспектов, бравших начало в Чистоте и в Божественности, о чем Свами Сам однажды дал разъяснение студентам. Например, у Него не было ни единого седого волоса. В середине 90-х годов Свами часто жаловался на потерю волос, но также говорил о том, что все восстановится. Так и произошло через какое-то время, хотя и не до полного объема, какой был раньше.

Затем, Его глаза. Ни разу Свами не приходилось носить очки, даже для чтения – ни разу. В то время, как все в Его окружении нуждались в очках. В-третьих, Свами ни разу не понадобилась помощь стоматолога.

Вернусь к основному повествованию. Проходили дни, и беспокойство со стороны врачей начало молча возрастать. И в то же время резко возросла уверенность в том, что Свами не покинет нас. Все, в том числе я, говорили: «Только посмотрите, сколько тысяч – если не миллионов – молятся по всему миру! Христиане молятся в Мадрасе, сикхи молятся в Дели, жители Путтапарти молятся за своего Свами. Так что Бхагавану не остается ничего другого, как сесть, встать с кровати и выйти к людям – точно так же, как Он делал во время знаменитой лилы с аппендицитом в Гоа».

Гурдвара Дамдама Сахиб находится рядом с могилой Хумаюна на улице Аутер Ринг Роуд в Нью Дели. 23 апреля 2011 года в этом историческом сикхском храме были проведены 48-часовые бхаджаны, в которых участвовали представители всех верований.

Увы, этому не суждено было случиться. Нет абсолютно никаких сомнений в том, что Свами мог совершить не только это, но и большее. Однако Он решил не делать этого. Он давал множество намеков – как в личных беседах, так даже и публично – что Он может уйти в любое время, когда пожелает, переписав, таким образом, Свои собственные заявления, сделанные раньше. Далее, как Он сам ясно объяснял во многих Своих беседах, что хотя Аватар и является Воплощением Бога и нисходит на землю в полном облачении Своих Сил как Пурна Аватар, как было в этом случае, Он, в то же время, не только проявляет уважение к Законам Природы, заложенным Им же Самим, но также считается со временем, хотя Он и был всегда его Абсолютным Хозяином. Так что и Свами иногда уставал, простужался, у Него поднималась температура и т.д. Как Он Сам милостиво объяснял, не все Его телесные заболевания были вызваны тем, что Он брал на себя страдания других.

Около 7.30 утра 24 апреля мне позвонил близкий друг и тихо прошептал: «Свами в критическом состоянии». Однако я не поддался панике, поскольку моя уверенность в том, что Свами дойдет до какого-то предела, а затем чудесным образом вернется обратно, достигла новых высот. Двадцать минуть спустя мне снова позвонили. Это был один из членов Траста. Он начал говорить: «Печальные новости. Сегодня утром в 7.40 Свами скончался. Мы бы хотели, чтобы вы…» и дальше начал давать мне мои первые поручения в мире, где Свет присутствовал, но уже в пассивной форме, поднявшись ввысь, чтобы сиять и направлять оттуда. Это был молчаливый знак, что, наконец, пришло время, когда мы все должны научиться смотреть за пределы формы и там получать наставления и руководящие указания, которые нужно выполнять самым тщательным образом. Согласно этому, мы должны согласованно работать бок о бок, разрушая все возведенные нашими эго барьеры. Словом, мы должны стать одной семьей, объединенной Богом и работающей на общее благо. Было недостаточно просто распевать: «Да будут счастливы все миры» и т.п., теперь наша задача состоит в том, чтобы помочь этому произойти. Прозвучал звонок на экзамен, и Бог, наш наставник и учитель, теперь стал и нашим Внутренним Штурманом!

О да, какое-то время мы плакали и причитали, что не можем жить без Свами и т.п. Это происходило и раньше – во времена Рамы, Кришны и Ширди Саи. Но мы должны проснуться и осознать свои новые обязанности, поняв, что именно для этих испытаний Свами готовил нас физически самыми разными способами.

Рассказывают, что Свами Вивекананда сказал: «Смерть близкого человека каждого превращает в философа. Однако это настроение рассеивается уже через три дня, после чего наступает обычная активность». Эти слова относятся, конечно, к смерти обычного смертного. Нынешняя же ситуации абсолютно иная, поскольку вопрос о смерти не стоит. Свами просто сбросил Форму, чтобы стать абсолютно Бесформенным, чтобы играть иную, более подходящую роль. Чтобы не ударить лицом в грязь, мы должны, как говорил Свами во многих своих беседах: «Пробудиться, возвыситься, слушать зов Божественного Наставника и принять на себя новую ответственность». Мир продолжает существовать, предлагая нам даже еще больше возможностей для служения, чем раньше. Все, что нам нужно – быть на высоте положения.

Я бы хотел завершить эту беседу кратким напоминанием о том, что Свами однажды сказал, завершая Свою Божественную Беседу. Я не помню точно, по какому случаю была эта беседа, но я запомнил Его послание в силу его глубины и мощи, а также в силу других причин, о которых я скажу чуть позже. Итак, Свами произнес очень твердым голосом (это пересказ своими словами):

Дорогие студенты!

Когда вы поете бхаджаны, не думайте, что они воздействуют лишь на людей, собравшихся в данный момент в Саи Кулвант Холле. Конечно, звуковые волны, исходящие из громкоговорителей, будут слышны лишь находящимся здесь. Также эти волны будут слышны повсюду в ашраме. Однако кроме этих звуковых волн образуются также и тонкие волны. Вы не можете их видеть, и даже не знаете о них. Они являют собой рябь на поверхности Океана Сознания. Эти волны могут путешествовать не только по всей планете, но могут также достичь границ Вселенной, и даже дальше. Они никогда не ослабнут и не рассеются, но останутся вовеки. Они проникнут всюду, включая колонны, строения и все, что вы видите вокруг. Действительно, вибрации от каждого бхаджана, который вы распеваете, остаются впечатанными в них навсегда. Кроме того, каждый день будут добавляться новые и новые вибрации, в результате чего сила запечатленных там духовных вибраций будет неуклонно расти. Чем более страстно вы поете, тем выше будет накопленный уровень святости. Чем больше любви вы будете вкладывать в свое пение, тем сильнее будет степень возрастания этой святости. Таким образом, культивируя священные мысли и распевая бхаджаны с Чистой Любовью, каждый из вас может оставить после себя бесценное наследие.

Вот что вкратце сказал Свами. Это мне очень напоминает то, что однажды сказал директор школы, в которой я учился в конце сороковых годов, после утреннего собрания и молитвы. Его слова до сих пор звучат в моих ушах. Он сказал: «Мальчики, некоторые из вас, наверное, задаются вопросом, зачем мы выполняем все это изо дня в день. Кое-кому это может показаться бессмысленным и пустой тратой времени. Но есть причина, по которой мы заставляем вас приходить сюда день за днем. Не все, но многие мальчики приходят сюда, чтобы искренне молиться и петь. Тонкие вибрации этих молитв и песнопений остаются навеки в стенах этого зала, с каждым днем все больше и больше освящая это место. Проводя здесь некоторое время, вы, по крайней мере, чуточку очищаетесь духовно. Как вы думаете, почему в некоторые храмы люди ходят толпами, а в другие – нет? Причина в том, что тысячи хороших людей и святых поклонялись Богу в этих храмах ранее, придав им, таким образом, тонкий аромат санитьи». Слово «санитья» можно примерно перевести как «вечная святость». Директор также сказал: «Когда обычный человек ходит в такой храм, эта самая санитья в определенной мере духовно очищает его. Именно по этой причине люди, живущие в этой стране, желают совершать омовения в священных реках. Это реки, куда окунались бесчисленные риши и святые, делая их еще более святыми. Если мы с вами купаемся в них, немного этой святости проникает и в нас, делая нас более совершенными людьми».

Я не спроста завершаю свое выступление на этой ноте. Если вы хорошо подумаете, то поймете, что Прашанти Нилайям является тем местом, которое было обителью Аватара нашей эпохи с того времени, когда Он переехал сюда из Пата Мандира в 1950 году. Сколько же даршанов Он дал здесь за последующие шесть десятков лет! Сколько праздников Он провел здесь! Сколько спектаклей Он просмотрел! И сколько бесед Он провел здесь! Только подумайте о том, сколько Чистой Божественной Любви Он лично излил за все эти годы! Разве все это исчезло во времени? На мирском уровне все это действительно стало памятью. Но на тонком и каузальном уровне Саи Кулвант Холл – это наиболее заряженное Любовью место не только на поверхности этой планеты, но также и во всей Вселенной. Ибо разве не здесь наш Божественный Учитель, Свами, непрестанно изливал Свою Любовь – как на индивидуальном, так и на коллективном уровне?

Форма более не будет видна нашим глазам. Однако, если мы желаем открыть глаза своего сердца, или третий глаз, если хотите, мы можем иметь самые возвышенные и исполненные блаженства переживания. Запомните, даже самое лучшее фортепиано Стейнвейн или самая редкая скрипка Страдивари не сможет издавать великую музыку, если они не настроены должным образом! Другими словами, если мы хотим пережить ощущение Единства, мы можем сделать это только в том случае, если наши сердца должным образом настроены перед входом в Саи Кулвант Холл. Если мы войдем без соответствующей настройки, все, что мы увидим – физическую пустоту, которая заставит нас плакать вместо того, чтобы возвысить нас.

Свами не ушел. Он в огромной степени находится здесь, там, вверху, внизу, вокруг… везде. Однако, для того, чтобы видеть Его, нам необходимо новое зрение. И в этом заключается суть последней части моей сегодняшней беседы.

Думаю, на этом я и закончу. Новая ситуация естественным образом возложила на нас новую ответственность, и я бы мог много еще чего сказать об этом, как и об Учении Свами, но пусть это подождет до следующего раза.

А сейчас я, как всегда, хотел бы завершить эту беседу, предложив ее Лотосным Стопам нашего Возлюбленного Свами.

Спасибо и Саи Рам!

Пер. с английского.



...

События и новости
2019-01-12«Секреты Праны, пранаямы и йога-асан»

Конец ушедшего 2018 года ознаменовался событием, которое, иначе как щедрым новогодним подарком для нас, да и всех любителей йоги, не назовёшь. Издательством Амрита-Русь была, наконец, издана в моём переводе на русский язык долгожданная книга Свами Нараянананды The Secrets of Prana, Pranayama and Yoga-Asanas. Этой книге, в рукописном ещё варианте, был, как вы помните, посвящён наш 21 ретрит, проходивший в Гуамке в ноябре 2017 года.

Владимир Афанасьев

2018-09-22Ретрит 23

С 14 по 16 сентября в Шале (посёлок Пляхо) прошёл очередной, двадцать третий по счёту, тематический ретрит Школы йоги Парашакти. Он был посвящён Манипура-чакре. Наряду с этим мы провели два вечерних сатсанга, в основу которых лёг наш рассказ о поездках в датский ашрам Свами Нараянананды (Гюллинг).

Особенность этого ретрита состояла в том, что он получил тройное благословение: Шри Свами Джьотирмайянанды, Шри Свами Нараянананды и Шри Свами Санатананды.

Всем, кто принял участие в ретрите и своим благим присутствием сделал его возможным, – выражаем нашу глубокую признательность. Да хранит вас и ваших близких Господь!

Владимир Афанасьев

Наши занятия