Мужчина и женщина: природа и феномен взаимодействия двух начал (Нетрадиционный подход к вопросу)

Статья Владимира Афанасьева, опубликованная в журнале “Экология. Культура. Образование”, г. Ставрополь. Выпуск второй, 2001 г.


"Вот мой секрет, он очень прост:
зорко одно лишь сердце. Самого
главного глазами не увидишь".

А.де Сент-Экзюпери


Многообразие нашего мира – великое и бесконечное – является, как известно, проявлением диалектического закона единства и борьбы противоположности. “Противоречие – вот что на самом деле движет миром”, – писал Гегель, выражая тем самым идею этого закона в афористичном виде. Различие, противоречие, противоположности, дисгармония, конфликт – все эти понятия сегодня воспринимаются нашим сознанием, скорее, не как философские категории, а как драматически осязаемая реальность. Их явность, откровенность так очевидны практически во всех сферах жизнедеятельности человека – от широкой политической до самой интимной. Что же до других понятий, таких, как “гармония”, “единство”, “согласие”, “умиротворённость”, “довольство” и т.д., не говоря уже об этих состояниях, создающих атмосферу радости и счастья, остаётся совсем немного места.

Предопределено ли Природой изначально именно такое положение вещей, вынуждающее человека скорее страдать (в силу того самого, гегелевского, “противоречия”), нежели испытывать радость, или же это результат принципиальных ошибок самого человека – образа его мышления и жизни.

И ещё вопрос: Как осознать закон единства и борьбы противоположностей так, чтобы он начал работать на человека, а не против него, не угнетал его душу, но помогал высвободить её?

Закон этот как объективно существующая необходимая связь между явлениями есть “нейтральный” природный фактор, служащий, как и другие законы природы, целям эволюции, и, прежде всего, человека как “венца Творения”. Поэтому, очень важным мне представляется не только изучить и осмыслить, но и освоить его, то есть научиться использовать во благо себе и во благо другим людям. В практическом плане такое освоение позволит, по крайней мере, в весьма определённой степени, упорядочить своё понимание мира и себя как его существеннейшей части, сделать более качественным своё интеллектуальное и ценностное отношение к нему. В лучшем же случае даст возможность положительно корректировать свои действия в нём и утверждаться в них. Вот тогда он действительно может начать работать на человека.

Закон единства и борьбы противоположностей столь масштабен и значим для нас, что знание его одними философами совершенно недостаточно. В не меньшей степени он должен быть хорошо изучен и освоен педагогами и психологами, то есть теми, кто профессионально работает с людьми – занимается их воспитанием, образованием и оказанием психологической помощи.

Итак, в основе феноменального мира лежит полярность: положительное – отрицательное, дух – материя, статика – динамика, добро – зло, белое – чёрное, верх – низ, получил – отдал и т.д. Закон полярности, дуализма пронизывает собой все уровни существования – от мельчайшего атома до небесных тел и гигантских космических образований. Ядро атома, как известно, имеет положительный заряд, но вокруг ядра движутся отрицательные электроны. Земля обладает минусовым зарядом, но окружающий её воздух – плюсовым.

Но самое удивительное и совершенное своё выражение этот закон получил в лице Мужчины и Женщины. Коснуться феномена этих двух великих начал, тайны их образов, уникальности предназначения я и хотел бы в настоящей статье.

В силу традиционно доминирующих материалистических предпочтений большинства современных учёных к мужчине и женщине принято подходить, главным образом, как к объектам физиологического либо сексуального рассмотрения. Тема эта достаточно изучена, более того, обрела славу “банальной”. Именно поэтому мне представляется интересным подойти к вопросу полов с другой стороны – посмотреть на проблему с высоты древней мифологии и символики, коснуться так называемых эзотерических знаний, т.е. приоткрыть “обратную сторону медали” и попытаться узреть сокрытые от наших глаз подмостки, на которых со времён воистину незапамятных разворачивается великая сакральная драма (порой оборачивающаяся настоящей трагедией) взаимодействия двух вечных начал – мужского и женского. Я надесь, что такой взгляд на проблему, как минимум, оживит наше воображение, а, может быть, и заставит пересмотреть кое-какие утвердившиеся в нашем сознании, как научные, так и религиозные догматические установки относительно природы этих начал.

Согласно Библии Господь сотворил женщину в помощь человеку, Адаму (“И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему”. Бытие 2:18). Первым таким помощником стала Ева, жена Адама и мать Каина, Авеля и Сифа (Бытие 4:1,25). Принято считать, что само это имя (по-еврейски Хавва) означает “жизнь”, “живая” (“И нарёк Адам имя жене своей: Ева, ибо она стала матерью всех живущих”. Бытие 3:20). Таким образом, женщина – это не просто “помощник”, но мать, жизнедательница. Она также олицетворяет жизнь, и каждая женщина по природе своей является Евой. Ева-жизнь соответствует славянской Живе.

“Живая”, “живот” как синоним жизни и как часть тела, эту жизнь поддерживающая, имя Жива – все эти слова практически одинаковы по своему звучанию с санскритским словом “jivam” (или “jiva”), означающим “жизнь”, “живой”, и этимологически восходят к нему. В сокровенных учениях Индии под дживой разумеют и душу, и “психический огонь” и индивидуальное “я”, дживатму. Выражаясь метафизическим языком, именно женский принцип являет собой ту сакральную силу, посредством которой Господь – “неподвижный, беспредельный и безгранично превосходящий всякую сущность, силу и действие”, как о нём говорит преподобный Максим Исповедник, – проявляет себя в бесчисленных формах и образах феноменального мира. Этот женский принцип в индийской духовной традиции носит целый ряд названий: Шакти, Майя, Прана, Прана-Шакти, Пракрити, Кундалини, Дэви и т.д.

“Именно Прана-Шакти вибрирует и проявляет себя как жизненная сила (курсив мой. – В. А.) даже в атоме” (Свами Нараянананда, современный индийский йогин и мудрец).

В китайской культурной традиции женский принцип носит название “инь”, характеризуя собой одну из полярных вселенских сил или начал – негативное, тёмное, ночное, северное.
Мужской принцип, в отличие от женского, выражен словом “ян” и характеризуется положительным, светлым, дневным, южным.

Эти взаимодействующие и дополняющие друг друга оппозиции издревле составляют саму основу мировосприятия жителей Поднебесной, что не могло не найти своего выражения в космологии, астрологии, философии, науке, в частности, медицине, искусстве и иных сферах интеллектуально-духовного приложения оригинального китайского менталитета. Находясь в непрестанном противоборстве, но подспудно тяготеющие к единению и гармонии друг с другом, эти начала обеспечивают бытие материальной вселенной – физически-чувственного мира.

В “Шива-самхите”, древнеиндийском трактате, говорится: “Матерь этого мира – Майя (иллюзия). Мир был сотворён не из каких-то иных принципов (но из принципа майи). Когда эта майя исчезает, тогда и мир, несомненно, перестаёт существовать” (I.64).

Принято считать, что слово “майя” означает “иллюзию, иллюзорность”. И, действительно, как правило, оно переводится именно так. Однако в ранних священных писаниях и сокровенных учениях Индии, например, в “Бхагавадгите” (VII:14) и “Шветашватара-упанишаде” (IV:10), это слово используется для обозначения “созидательной силы” и относится к трём основным свойствам природы: гармонии, активности и инерции. Постоянное взаимодействие и противодействие этих свойств или качеств, изначально присущих Природе, образует механизм проявления феноменального мира и его бытие, причём в чистом виде ни одно из этих свойств не существует.

Весь религиозный мир (а это – христианство: около 1,5 млд. человек, ислам: более 1 млд. человек, индуизм: около 1 млд. человек, буддизм: более 300 млн. человек и другие религии, в том числе т.н. “малые”, а также многочисленные духовные движения) свято верит в то, что Бог есть Любовь. Но как же может “неподвижный” Бог являть такую колоссальную динамическую силу, как любовь? Именно, утверждают апологеты духовной философии, посредством всё той же космической Шакти. Именно эта великая безграничная магическая сила Бога (корень термина “майя” тот же, что и в слове “магия”) помогает Ему выражать её. Без этой силы любовь – сама “совокупность совершенства” (Кол.3:14) – всегда будет оставаться лишь потенцией. Майя как относительная реальность – сей тварный мир – выступает как бы внешней стороной Абсолютной Реальности, т.е. собственно Бога.

Учение о майе столь необычно для ума человека, воспитанного на понятиях и идеях рациональной Западной культуры, что мы поговорим о нём ещё немного. Этимологически maya, “мировая иллюзия”, проистекает от глагола ma – “измерять”, а сам термин буквально означает “та, что мерит, измеряет”. Майя – это чары, наваждение. (Одно из естественных свойств женщины – очаровывать. Какой мужчина этого не знает!). Могущественнейшая, загадочная, неописуемая и непостижимая, эта космическая сила заставляет человеческое существо, лишённое духовного знания, интуитивного прозрения в существо бытия, принимать обусловленную реальность за реальность безусловную. Майя, выступая в роли космической обманщицы-чародейки, способной провести самих мудрецов, набрасывает на человека покрывало множественности, из-за которого тот воспринимает себя обособленным от мира и отринутым от Бога. Оказываясь “по ту сторону” (для нас с вами “по эту сторону”), “венец творения” в упор не видит и не понимает своего сущностного духовного единства с окружающим его миром, а посему и не живёт в гармонии с ним.

Доктрина Майи, или Матери Мира, только что тезисно представленная, даёт нам право заметить, что Господь опередил-таки Адама и первым – в помощь Себе! – сотворил небесную подругу (как на Небе, так и на земле!). Она помогает своему Господину вершить его божий промысл в космических масштабах. Женщина помогает мужчине в масштабах земных.

Женщина – жрица домашнего очага (хотя сам очаг исторически восходит к культу предка-мужчины и является мужским признаком) и родоначальница. Женщина – душа семьи. Как тело пусто без души, так дом пуст и холоден без женщины. Женщина – душа мужчины. “Душенька”, “душа моя” – разве не так во времена, увы, былые мужчины на земле русской обращались к женщинам? Но даже сегодня через динамики магнитофонов нет-нет да и доносятся до нас, втиснутые в жёсткие рамки механических современных ритмов, хотя уже и несравненно более легковесные, искусственно-крикливые, к тому же коммерчески окрашенные, но всё ещё не утратившие окончательно своего значения мужские признания: “You’re my heart, you’re my soul” (“Ты – моё сердце, ты – моя душа”).

Итак, образ женщины-души прослеживается явно. А может ли женщина являть собой сердце, как в этом нас пытаются убедить солисты некогда модного ансамбля Modern Talking?


Оригинальные мысли находим мы на этот счёт у болгарского духовного учителя Петра Дынова (см. его беседу от 1 ноября 1933 г., София – Изгрев): “Сердце (здесь и далее по тексту курсив мой. – В. А.) в своём первоначальном состоянии жизни представляет необъятную красивую долину, обильно орошаемую чистыми водами горной вершины, на которой растут и развиваются благоуханные цветы и вкусные плоды. Сердце – это долина жизни, не что иное, как рай на земле. И ныне все ищут этот потерянный рай. Следовательно, сердце есть потерянный рай. Под словом «сердце» одни понимают женщину, другие – мать, третьи – Деву. Эти три понятия суть степени развития сердца. Самое низшее состояние сердца представлено женщиной, а самое высокое – Девой. Дева – это цель, мать представляет собой условия, средства достижения цели, а женщина есть достижение». Дынов призывает мужчину вернуться к положению, которое он когда-то занимал в лице Адама. Ему, олицетворяющему ум, необходимо для этого “«узреть в женщине новую Еву, Деву, т.е. возвышенное, красивое, мощное начало жизни (жизнедательница, помните? – В. А.). До тех пор, пока мужчина не поймёт женщину, т.е. своего сердца, он не сможет понять и свой ум. Если он не придёт к этому положению, то будет оставаться в противоречии с бытием. Почему? Да потому что женщина – последнее дело Бога. Следовательно, по последнему делу, или по последнему результату вещей, можно судить о причинах и последствиях”.

Но и женщина должна узреть в мужчине нового Адама – “такого, каким Бог его когда-то создал. Мужчина должен быть зеркалом, в котором она будет видеть образ божественного начала. Пока женщина не поймёт мужчину, т.е. свой ум, она не в состоянии будет понять своё сердце».

Остаётся уточнить, что под горной вершиной, которая чистыми водами своими орошает “необъятную красивую долину” – сердце, женское начало – подразумевается ум (мужское начало) как он создан первоначально, покрытый льдом и снегом и обогреваемый лучами благотворного солнца жизни (божественным светом), которое никогда не заходит. “Эти лучи топят снег и лёд на самой вершине, образуя множество ручьёв и потоков для напоения и орошения жизни, что под ней”.

Параллели, которые мы часто находим в духовной и эзотерической литературе, порой, просто поражают и определённо наводят на мысль о существовании некоего единого источника такого рода знаний, скорее всего, “внутреннего”, находящегося в глубинах человеческого сознания и исходящих оттуда в виде откровений или озарений, инсайта.

Исключительно интересное, на мой взгляд, толкование природы двух рассматриваемых нами начал – мужского и женского – описывает в своей знаменитой автобиографии выдающийся современный йогин Парамахамса Йогананда (книга выдержала на Западе и в самой Индии большое число изданий и является современной классикой восточной духовной мысли). В ней автор описывает толкование своим учителем тайны Адама и Евы. Если славянский духовный учитель Петр Дынов называет Еву “сердцем”, то индийский, Шри Юктешвар, видит в ней “чувство”, что, в любом случае роднит их, ведь сердце и чувство часто выступают синонимами. Это место из книги в моём переводе я и хотел бы сейчас привести.

“Мне непонятна история Адама и Евы, – однажды с пылом сказал Йогананда, когда только начинал биться над проблемой аллегории. – Почему Бог наказал не только провинившуюся пару, но и их безвинные, ещё не появившиеся на свет поколения потомков?” На что его учитель дал следующий ответ:

“Книга Бытия глубоко символична, и её нельзя понимать буквально. Её “древо жизни” (здесь и далее по тексту курсив мой. – В. А.) представляет собой человеческое тело. Спинной мозг подобен перевёрнутому дереву, где корни – это волосы человека, а ветви – центростремительные и центробежные нервы. Дерево нервной системы увешано плодами наслаждения, или чувств: зрения, слуха, обоняния, вкуса и осязания. Человек вправе наслаждаться ими. Но ему было запрещено вкушать секс – “«яблоко”, что в центре тела, что среди сада телесного. (“...Плоды с дерев мы можем есть, Только плодов дерева, которое среди рая, сказал Бог, не ешьте их и не прикасайтесь к ним, чтобы вам не умереть” Бытие 3:2-3).

“Змей” олицетворяет свёрнутую спинно-мозговую энергию, стимулирующую нервы половой системы. “Адам – это разум, а “Ева” – чувство.

Когда половой импульс переполняет человеческие чувства, или Еву-сознание, тогда разум, или “Адам”, также побеждается. (“...Жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел... Жена сказала: змей обольстил меня, и я ела” Бытие 3:12-13).

Бог сотворил род человеческий, материализовав тела мужчины и женщины силой Своей воли. Он наделил этот новый вид живых существ способностью творить детей таким же “непорочным”, божественным способом. (“И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его, мужчину и женщину сотворил их. И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею...” Бытие 1:27-28). Поскольку Его проявление в каждой отдельной душе было до этого ограничено животными, связанными инстинктом и лишёнными всей полноты разума, Бог создал первые человеческие тела, символически названные Адамом и Евой. Для благоприятной восходящей эволюции Он наделил их душой, так что двое животных обрели божественную сущность (“И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душою живою” Бытие 2:7). В Адаме, мужчине, преобладал разум, а в Еве, женщине, – чувство. Так был выражен дуализм, полярность, лежащие в основе феноменальных миров. Разум и чувства человека остаются на небесах обоюдной радости взаимодействия до тех пор, пока ум его не обманывается змеиной энергией животных наклонностей.

Вот почему человеческое тело является не плодом эволюции животных тварей, но было создано Богом посредством особого творческого акта. (Практически слово в слово передаёт ту же мысль и преподобный Анастасий Синаит, яркий представитель восточно-христианского монашества конца IV в.: “Праотец не похож на других животных по своему происхождению. Его создание является особым творческим актом Бога”. – В. А.). Животные формы жизни были слишком грубы для полного выражения божественности, и человеку была дана уникальная способность колоссальной по своим масштабам мыслительной деятельности – фактическое всевидение, потенциально заложенное в “тысячелепестковом лотосе” мозга, а также вполне пробуждённые таинственные центры в позвоночнике (так называемые чакры. – В. А.).




Бог, наделивший первозданную пару Своим божественным сознанием, указал ей наслаждаться всеми чувственными радостями человеческими с одной лишь оговоркой: избежать плотских ощущений. (“Змей (т.е. половая энергия) был хитрее всех зверей полевых (т.е. любого другого телесного чувства)” Бытие 3:1). На них был наложен запрет, дабы не использовать половые органы в качестве механизма воспроизведения себе подобных, что вовлекло бы человечество в изначально не свойственные ему низшие, животные формы размножения. Но предостережение гласа божьего не оживлять дремлющую в подсознании животную память не было услышано. Возобновив животный способ порождения потомства, Адам и Ева отпали от состояния блаженной радости, присущей первому, совершенному, человеку. Когда “узнали они, что наги”, тогда утратили осознание своего бессмертия, в точности, как и увещал их Бог: “чтобы вам не умереть”. Они подпали под действие физического закона, в соответствии с которым телесное рождение сменяется телесной смертью.

Познание “добра и зла”, обещанное Еве “змеем”, относится к дуалистическому опыту, восприятию противоположностей этого мира, восприятию, которому под воздействием майи должны подвергнуться смертные люди. Впав в заблуждение из-за злоупотребления своими чувствами и разумом (Ева- и Адам-сознанием), человек отказался от своего права войти в небесный сад божественной самодостаточности. (“И насадил Господь Бог рай в Эдеме на востоке, и поместил там человека, которого создал” Бытие 2:8. “И выслал его Господь Бог из сада Эдемского, чтобы возделывать землю, из которой он взят” Бытие 3:23). Сознание божественного человека – первого человека, созданного Богом – было сосредоточено во всемогущем едином оке посреди лба (“на востоке”). Все созидательные силы его воли, сфокусированные в этой точке, были утрачены, когда он начал “возделывать землю” своей физической природы. Личная ответственность каждого человеческого существа заключается в том, чтобы трансформировать свою “родительскую”, или дуалистическую, природу во всеобъемлющую эдемскую гармонию”. (Paramahansa Yogananda. Autobiography of a Yogi. Jaico Publishing House, Bombay, India, pp.178-180)

Так была раскрыта тайна Адама и Евы, и Йогананда, как он сам пишет, впервые после этого осознал свою сыновнюю обязанность по отношению к нашим великим ниспадшим ослушникам: раеродному Адаму и реброродной Еве.

Разум и чувства, разум и сердце – две полярности, два начала, которым суждено уживаться в одном теле до тех пор, пока смертный через эволюцию сознания не трансформирует свою дуалистическую природу во всеединую эдемскую гармонию!

В древнеиндийских сказаниях, пуранах, равно как и в Библии, утверждается, что Брахма, Творец, первым создал мужчину, а уже затем, “соединив воедино лунную нежность, мягкость пуха с лебединой груди, красоту цветов и говорливость сойки”, сотворил женщину – на великую радость мужчине. Но прошло время, и мужчина предстал пред Творцом с такими словами: “О, Брахма! Она – прекрасное создание, и я искренне ценю её. Но она болтает без умолку и этим отравляет мне жизнь. Забери её назад”. Спустя два месяца мужчина вновь отправился к Брахме. “Моя жизнь полна печали, – произнёс он, – прошу тебя, верни мне женщину”. Но недолго длилась его радость, и вот он вновь просит Брахму забрать женщину. На этот раз Бог-Творец сказал: “Ну уж нет. Отныне тебе придётся всегда пребывать в её обществе”.

С тех давних пор прошли долгие-долгие годы. Изменилась женщина и уж наверняка изменился мужчина, похоже, не в лучшую сторону. И если б творились священные писания ныне, скорее всего, первой к Творцу побежала бы женщина...

Согласно Библии: “...и прилепится (человек. В.А.) к жене своей; и будут одна плоть” (Бытие 2:24). Один мужчина и одна женщина становятся одним телом? Возможно ли такое? Да, если под “мужчиной” подразумевать разум и под “женщиной” – сердце-чувство. Но есть и второе объяснение этого странного места Библии, не исключающее первого, но обогащающее его. Это второе объяснение основывается на очевидном проходящем через всю Библию божьем установлении святости брака и блестяще формулируется известнейшим мировым духовным лидером Сатья Саи Бабой. “Брак – это ваша жизнь, – наставляет он молодожёнов во время бракосочетания, – а не несколько дней, недель или лет. Господь является творцом этого союза.

Важнейшей идеей, стоящей за этим, является самоконтроль. Именно для того, чтобы превзойти эго, и объединяют свои судьбы двое: он и она, ибо это даёт им возможность научиться быть в гармонии друг с другом... Наиболее важная вещь здесь – это понимание друг друга. Согласие становится тогда легко достижимым и со временем несомненно придёт. Оба вы должны стремиться понять друг друга. Не живите прошлым, живите настоящим и будьте всегда на высоте. Семейная связь – это святая связь и это клятва, которую вы даёте друг другу, потому что жена – это половинка мужа, а муж – половинка жены: половина + половина = один, а не два. До свадьбы вы были “я”. Теперь вы не “я”, а “мы”. Вы перестали быть отдельными существами. Все трудности, радости, печали и удовольствия теперь общие, поскольку “я” уже нет: есть “мы”. Мы – вот настоящая святая клятва”.

Из глубины веков унисоном этому звучат слова Иоанна Златоуста: “Свойство любви таково, что любящий и любимый составляют уже как бы не двух отдельных лиц, а одного человека”.
Идея благодатного союза ума и чувств, или разума и сердца, как видится, состоит в том, чтобы ум не подавлял чувств и не мешал в их позитивной работе, а чувства не ввергали в смятение ум и не мешали тем самым его позитивной деятельности.

Двери эдемского рая небесной гармонии разума и сердца, мужчины и женщины, однако, открыты лишь немногим. Слишком сложными стали взаимоотношения Адама и Евы. И всё же женское начало в силу особенности, магичности своей природы: красоты, восприимчивости, мягкости, изящества, мудрости – волшебным образом заставляет мужское начало – силу, экспрессию – притягиваться к нему. Ещё Лао Цзы, древнекитайский мудрец, говорил, что мягкое и слабое одолеет жёсткое и сильное. Таков объективный миропорядок, иначе всё распалось бы. Полагаю, что именно это имел в виду наш великий соотечественник Николай Рерих, когда писал в статье “Женскому сердцу”:

“Когда в доме трудно, тогда обращаются к женщине. Когда более не помогают расчёты и вычисления, когда вражда и взаимное разрушение достигают предела, тогда приходят к женщине. Когда злые силы одолевают, тогда призывают женщину. Когда расчётливый разум оказывается бессильным, тогда вспоминают о женском сердце. Истинно, когда злоба измельчает решение разума, только сердце находит спасительные исходы. А где же то сердце, которое заменит сердце женское? Где же то мужество сердечного огня, которое сравнивается с мужеством женщины у края безысходности? Какая же рука заменит успокоительное прикосновение убедительности женского сердца? И какой же глаз, впитав всю боль страдания, ответит и самоотверженно и во благо? Не похвалу женщинам говорим... нет, это действенный подвиг! И опять не будет похвалою, но действительностью, когда мы сопоставляем женщину с подвигами” (Н. К. Рерих “Твердыня пламенная”).

Близки мне и слова другого великого человека, Томаса Гарди: “Прекрасна женская душа, чувствительная, как паутинка, и в сущности чистая, как снег”.

Вот почему я глубоко убеждён, что нравственное и духовное возрождение общества невозможно без возрождения женщины и должно начаться с неё. И если изначально Господь, как об этом говорят священные писания, сотворил женщину в помощь мужчине (“...не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему” Бытие 2:18), то сейчас мужчина должен помочь – во многом и давно приниженной им же самим – женщине вновь возвыситься. Мужчина должен перестать воспринимать её лишь как объект сексуального вожделения и свою ублажительницу или как детовоспроизводную машину, или как ломовую лошадь, весь непосильный воз житейских проблем на себе тянущую. Для этого, конечно, ему самому следует хорошенько поработать над собой и вернуть утраченные качества Адама.

«Держательницей мира» называл свою жену Николай Рерих. Художник и учёный, гуманист и мыслитель, он не только хорошо знал космический закон единства и борьбы противоположностей, но и с блеском освоил его. К этому должен стремиться каждый.



...

События и новости
2017-11-13Ретрит Школы йоги «Парашакти»: Осень 2017

С 10 по 12 ноября в отеле «Большая медведица» (хутор Гуамка Апшеронского р-на) прошёл очередной, двадцать первый, ретрит Школы йоги «Парашакти» по теме: «Секреты Праны и пранаямы», в основу которой легло учение Свами Нараянананды. В этот год богини Кали — на его исходе — мы сочли должным уделить особое внимание и выразить своё глубокое почтение Шри Кали-Дурге.

2017-07-01ОМ ШРИ ГУРАВЕ НАМАХА!

Школа йоги «Парашакти» сердечно поздравляет всех учителей и учеников йоги с замечательным праздником – Вьяса Пурнимой. Согласно ведической традиции, именно в этот день был рожден великий мудрец Вьяса – «разделитель» Вед, автор древнеиндийского эпоса «Махабхараты» и священных пуран, основоположник философии веданты. Если в далеком прошлом в этот день духовные подвижники отдавали дань уважения исключительно Вьясе, как первому учителю, то впоследствии день Вьяса Пурнимы приобрел иные, гораздо более широкие масштабы и превратился в праздник всех учителей, академических в том числе. По этой причине он стал называться Гуру Пурнимой.


Гуру Пурнима отмечается ежегодно в полнолуние и выпадает на месяц Ашадх (июнь-июль). Это первый день годового периода Чатурмас («четырёх месяцев»), благоприятных для сельского хозяйства.


По всей Индии в ашрамах и монастырях в этот день совершаются специальные пуджи, посвященные гуру, поются духовные гимны, бхаджаны и ведические киртаны, читаются лекции и проводятся концерты и другие мероприятия. Особенно широко, с большим размахом отмечается этот праздник в ашрамах Свами Шивананды (Ришикеш) и Сатьи Саи Бабы (Прашанти Нилаям).


Этот день отмечается также в буддизме. Считается, что именно с него берёт начало буддийская религия, поскольку в этот день Будда Шакьямуни произнес свою первую проповедь в Сарнатхе, небольшом городке в 10 км к северу от Варанаси.


Этот день исключительно важен и для джайнов, ибо в этот день у Махавиры, основателя джайнизма, появился первый ученик, Гаутама (Индрабхути).


В качестве подарка прилагаем статью Свами Джьотирмайянанды «Гуру – свет в твоем сердце» в нашем переводе с английского языка.

Ом Намо Гурудэв Намо!

Наши занятия