Олдос Хаксли "Молитва"

[Примечание: авторский текст в отличие от цитат выделен жирным шрифтом].

"Молитвой" называют по крайней мере четыре разных процедуры: прошение, ходатайство, поклонение и созерцание. "Прошение" – это просьба за себя. "Ходатайство" – это просьба за других. "Поклонение" – это использование интеллекта, чувств, воли и воображения в свершении акта любви по отношению к Богу в его личностном аспекте или воплощенном в образе человека. "Созерцание" – это такое состояние напряженной пассивности, в котором душа открывается и внешней, и внутренней божественной Основе, имманентному и трансцендентальному Божеству.

Человек психологически не может погрузиться в созерцание, предварительно не пройдя через определенную форму поклонения и не чувствуя потребность в более или менее частом обращении к ходатайству и, по крайней мере, какой-то одной из форм прошения. С другой стороны, к практике прошений вполне возможно и очень легко обратиться не только без погружения в созерцание, но даже и не прибегая к поклонению, а в редких случаях абсолютного эгоизма – и к ходатайству. Молитва-прошение и молитва-ходатайство могут быть с успехом (как его понимают широкие слои населения) применены и более того, действительно применяются при самом поверхностном почтении к Богу в любом его аспекте. Для того, чтобы научиться получать ответы на свои прошения, человеку не обязательно знать или любить Бога, или даже знать или любить образ Божий, созданный разумом человека. Все что нужно такому человеку – это жгучее ощущение важности своего эго и его желаний, в сочетании с твердым убеждением, что там, во вселенной, существует некая сила, которую можно уговорить или заставить эти желания выполнить. Если я с достаточными верой и упорством повторяю "Да исполнится моя воля", то у меня есть шанс, что рано или поздно, в той или иной форме, я получу то, чего хочу. Совпадает ли моя воля с божьей волей и обрету ли я, добиваясь своего, духовное, нравственное или даже материальное благосостояние, – на эти вопросы я не могу ответить заранее. Только время и вечность дадут ответ. А пока для всех для нас будет лучше, если мы внимательнее прислушаемся к предупреждениям, содержащимся в фольклоре. Писатели-реалисты, создавшие сказки народов мира, знали многое о желаниях и их исполнении. Прежде всего они знали, что при определенных обстоятельствах просьба действительно будет услышана; но они также знали и то, что не один только Бог прислушивается к просьбам и что если кто-то просит о чем-либо с недобрыми намерениями, то его просьба тоже может быть удовлетворена, но удовлетворена не божественным Благодетелем, и за ее удовлетворение придется жестоко поплатиться. Добиваться желаемого с помощью эгоистичных прошений – это одна из форм гордыни, которая навлекает на просителя заслуженное соответствующее возмездие. Например, фольклор североамериканских индейцев полон историй о людях, которые постились и молились с эгоистическими намерениями – им хотелось иметь больше, чем должен требовать разумный человек. С удовлетворения их просьбы начиналось их падение. В другой части света родились легенды о мужчинах и женщинах, которые для того, чтобы добиться удовлетворения своих просьб, использовали тот или иной вид магии, что приводило либо к плачевным, либо к смехотворным результатам. Традиционный элемент нашего фольклора – сказка "Три Желания" – всегда печально заканчивается для ее главного героя, который действительно сумел добиться исполнения своих трех желаний.


Представьте себе Бога, обращающегося к вам со следующими словами: "Сын мой, почему ты каждый день молишься, преклоняешь колени, даже бьешь лбом о землю, более того, иногда даже проливаешь слезы и просишь меня: "Отче мой, Боже мой, дай мне богатства!" Положим, я дал его тебе, и вот воображаешь себя очень значительной личностью, ты воображаешь, что получил нечто весьма ценное. Ибо ты попросил и ты получил. Но богатство должно быть использовано во благо. Когда у тебя его не было, ты был скромен; сейчас, когда ты разбогател, ты презираешь бедных. Что же это за благо, которое делает тебя только хуже? Ты становишься хуже потому, что уже был плохим. И ты не знал, что богатство сделает тебя хуже; поэтому ты и просил его у Меня. Я дал его тебе и доказал, кто ты есть на самом деле; ты это понял сам и другие тоже поняли! Проси у Меня нечто большее, проси у меня нечто лучшее. Проси у Меня духовные вещи. Проси Меня, чтобы Я дал тебе Себя".

Святой Августин

О Господь, я, нищий, прошу у Тебя больше, чем может попросить тысяча царей. У каждого есть просьба к тебе; я пришел попросить, чтобы ты дал мне Себя.

Ансари ал-Харави

По словам Фомы Аквинского, мы имеем право молиться о чем угодно, на что мы имеем право. Есть вещи, которые никто не может возжелать – например, плоды преступлений или проступков. Есть вещи, которые люди имеют право желать на определенном уровне духовного развития, но не должны этого делать (и, в самом деле, перестают желать) на другом, более высоком уровне. Так, святой Франциск Сальский достиг такого состояния, что мог сказать: "У меня почти нет желаний, но если бы мне пришлось родиться заново, у меня их вообще бы не было. Мы должны ни о чем не просить и ни в чем не отказывать. Мы должны отдать себя на милость божественного Провидения. Мы должны желать только то, что хочет от нас Бог". Между тем миллионы людей ежедневно повторяют третий вирш из "Отче наш", но не имеют ни малейшего намерения выполнять чью-либо волю, кроме своей собственной.

Прекрасное путешествие по океану бессмертной
жизни избавило меня от всех моих желаний;
Как дерево вырастает из семени, так и все болезни
вырастают из желаний.

Кабир

Господь, я не знаю, что просить у Тебя. Только Ты знаешь, что мне нужно. Ты любишь меня так сильно, как я сам не смог бы любить себя. Отче, дай сыну своему то, о чем он не просит, ибо не знает как. Порази меня насмерть или излечи, раздави меня или возвысь: я восхищаюсь любым Твоим решением, даже не зная о нем. Я молчу; я предлагаю себя в качестве жертвы; я отдаю Тебе себя; я не желаю ничего, кроме исполнения воли Твоей. Научи меня молиться. Молись во мне.

Фенелон

(Дьявол попытался склонить дервиша перестать взывать к Аллаху на том основании, что Аллах ни разу не ответил: "Слушаю тебя". И тогда мысленному взору дервиша явился пророк Хадир с посланием от Бога.)
Разве это не я призвал тебя к себе на службу?
Разве это не я сделал свое имя твоим делом?
Твой зов: "О, Аллах!" был моим ответом:
"Слушаю тебя".

Джалаладдин Руми

Я молюсь, чтобы Бог Всемогущий причислил нас к кругу избранных им, к тем, кого он направляет по безопасному пути; к тем, в кого он вселяет страстную веру, чтобы они не забыли Его; кого Он очищает от всякой скверны, чтобы в них не осталось ничего, кроме Него; да, к тем, кого Он заполняет настолько, что они не могут поклоняться ничему, кроме Него.

ал-Газали


Что касается ходатайства, то по этому вопросу, как и по многим другим, наиболее ясно, просто и точно высказался Вильям Ло.

Если ты станешь просить Бога за своих ближних и знакомых, то тебе будет несложно примириться с ними. Тебе будет легко вынести и простить тех, для кого ты молил у Бога жалость и прощение.

Вильям Ло

Ходатайство – это лучший судья во всех спорах, лучший покровитель истинной дружбы, лучшее лекарство и предохранитель от всех вспышек злобы, гнева и нездоровых страстей.

Вильям Ло

Ты никак не можешь быть несдержанным и недобрым по отношению к человеку, о благополучии которого ты заботишься настолько, что просишь о нем у Бога в частной беседе. Ибо ты никак не можешь относиться с презрением и пренебрежением к тому, для кого ты просишь у Бога любви и покровительства.

Вильям Ло


Как видим, с помощью ходатайства можно и полюбить ближнего своего, и выразить эту любовь. А с помощью поклонения можно и полюбить Бога, и выразить эту любовь – любовь, которая реализуется в обретении знания, единящего индивидуума с Божеством, знания, которое является плодом созерцания. Именно об этих высших формах общения с Богом думают авторы нижеследующих отрывков каждый раз, когда они используют слово "молитва".

Цель и задача молитвы заключаются в том, чтобы признавать, почитать и обожать верховное величие Бога, то есть то, чем Он является сам по себе, а не то, чем Он является по отношению к нам, и любить Его доброту ради нее самой, а не ради того, что она дает нам.

Бургонь

Во время молитвы, он (Шарль де Кондрен) не замыкался в рамках своего знания и своего мышления. Он обожал Бога и его тайны такими, какими они являются, а не такими, как он их понимал.

Амелот


"То, чем Бог является сам по себе", "Бог и его тайны такие, какими они являются" – эти фразы звучат несколько по-кантовски. Но если Кант был прав, когда говорил о непознаваемости Вещи самой по себе, то получается, что Бургонь, де Кондрен и другие знатоки духовной жизни предавались несбыточным мечтам. Однако, мысль Канта верна только по отношению к непросветленному и неосвобожденному разуму. Такому разуму любая Реальность – материальная, психическая или духовная – представляется в той форме, в какую ее преломила и окрасила индивидуальная природа этого разума. Но для того, кто чист сердцем и смирен духом, не существует искаженной Реальности, поскольку, в данном случае, нет отдельного "я", заслоняющего или преломляющего Реальность, нет раскрашенных слайдов интеллектуальных верований и освященных плодов воображения, придающих личностную и историческую окраску "белому свету Вечности". Ибо, как говорит Олье, для такого разума "даже святые, дева Мария и Иисус Христос в его человеческом облике являются помехой, не дающей разглядеть Бога в его чистом виде". Вещь сама по себе познаваема – но только тем, кто сам является не-вещью.

Под молитвой я понимаю не прощение или просьбу, которые, в соответствии с доктринами различных школ, являются прежде всего плодами понимания, обозначая то, что индивидуум хочет получить от Бога. Нет, молитва предназначена для того, чтобы предложить и дать Богу то, что Он может справедливо потребовать от нас.
Что ж, молитве можно дать следующее общее определение: вознесение разума к Богу; можно дать и еще более широкое и выразительное: молитва есть движение мыслящей души по направлению к Богу, выражающее или по крайней мере подразумевающее всю зависимость от Него, как от автора и источника всего добра, выражающее волю и готовность воздать Ему должное, то есть не меньше, чем всю любовь, все послушание, обожание и поклонение, смиряя и уничтожая "я" и все создания в Его присутствии; наконец, молитву можно определить, как желание и намерение вознестись до духовного единения с Ним.
Отсюда следует, что молитва является самым совершенным и самым божественным действием, на которое только способна мыслящая душа. Она является необходимым действием и неотъемлемой обязанностью.

Августин Бейкер

Эй же ныне и Ты, Господи Боже мой, научи сердце мое, где и как да ищет Тебя, где и как найдет Тебя. Господи, если Ты не здесь, где найду Тебя, отсутствующего? Если же Ты всюду, почему я не вижу тебя присутствующего? Но истинно обитаешь Ты в "свете неприступном". А где свет неприступный? Или как подступиться мне к свету неприступному? Или кто проведет и введет меня в него, чтобы я увидел Тебя в нем? И потом, в каких знаках, в каком обличий мне искать Тебя? Я никогда не видел Тебя, Господи Боже мой, не знаю лица твоего. Что делать, Господи всевышний, что делать этому дальнему Твоему изгнаннику? Что делать рабу Твоему, томящемуся от любви к тебе и далеко заброшенному от лица твоего? Пыхтит от усердия видеть Тебя, и вот отсутствует лицо Твое. Приступить к Тебе желает, и неприступна обитель Твоя. Найти Тебя страждет и не ведает места Твоего. Господи, Ты Бог и Ты Господь мой – а я ни разу не видел Тебя. Ты создал меня и воссоздал, и все добро, какое есть у меня, Ты вручил мне – а я так и не знаю Тебя. В конце концов, я и создан был для того, чтобы видеть тебя, – и все никак не исполню то, зачем был создан.

Святой Ансельм

О, Господи, не доверяй мне; не сомневайся, я не справлюсь, если ты не поддержишь меня.

Святой Филипп Нери

Ожидать благочестия без великого смирения и отречения от всех мирских нравов – значит ожидать невозможного. Тот, кто стремится к благочестию, должен прежде всего быть смиренным, полностью осознать свои недостатки, желания и тщету мира. Тогда его душа будет преисполнена жаждой Бога. Горделивый, тщеславный или приземленный человек может молиться, но он не может быть благочестивым, ибо счастье благочестивого человека – только в смиренном служении Богу.

Вильям Ло

Для того, чтобы дух мог заработать, следует устранить все чувственные образы, как положительные, так и отрицательные. Индивидуум, только вступающий на духовный путь, начинает его с использования положительных чувственных образов, потому что новичку совершенно не под силу вести ду-ховную работу... Души, не склонные погружаться в самих себя, всегда используют чувственные образы и находят это занятие очень выгодным для себя и для других, а также очень приятным для Бога. Таков путь тех, кто ведет активную жизнь. Но другие, склонные погружаться в себя, не остаются навсегда в царстве чувств, а с течением времени заменяют его работой духа, не зависящей от чувств и воображения, и состоящей только из вознесения воли разумной души к Богу... Душа возносит свою волю к Богу, понимаемому, как дух, а не как воображаемый объект; таким образом, человеческий дух стремится к единению с Божественным Духом.

Августин Бейкер

Ты говоришь, что во время молитвы ничего, не делаешь. Но что ты еще хочешь делать во время молитвы, кроме того, что уже делаешь – то есть представляешь свое ничтожество Богу? Когда нищие открывают свои язвы нашему взору, то это самый лучший призыв, с которым они могут к нам обратиться. Но судя по тому, что ты мне рассказываешь, ты, бывает, не делаешь ничего подобного, а просто лежишь, словно тень или статуя. Статуями украшают дворцы, чтобы радовать взор принцев. Будь доволен тем, что ты играешь такую роль в присутствии Бога: когда Он пожелает, Он вдохнет жизнь в статую.

Святой Франциск Сальский

Я подумала, что молясь, я не делаю свой разум достаточно простым, что я все время хочу привнести в молитву что-то свое, то есть поступаю очень плохо... Хотелось бы мне раз и навсегда отсечь свой разум от всего этого и напрягая все свои силы удержать его в этом единственном положении и простом единстве. Я позволила себе испугаться, что моя молитва может оказаться бесполезной и, пожелав свершить что-либо сама, я все испортила.

Святая Жанна Шанталь

До тех пор, пока ты будешь стремиться достичь состояния Будды с помощью специальных тренировок, оно останется недостижимым для тебя.

Юнъ-цзя Та-ши

– Каким образом человек приходит к гармонии с Дао?
– Я уже утратил эту гармонию.

Ши Чоу

Как мне постичь это? Не постигай. То, что остается за пределами постигаемого, и есть "Я".

Панчадаши

Я повелеваю тебе просто пребывать в Боге или рядом с Ним, не пытаясь ничего сделать и ни о чем не спрашивая до тех пор, пока Он не подаст знак.

Святой Франциск Сальский


Поклонение – это форма деятельности любящей, но все еще обособленной индивидуальности. Созерцание – это состояние единения с божественной Основой всего бытия. Высшая форма молитвы наиболее пассивна. Это неизбежно: ибо чем меньше "я", тем больше Бога. Вот почему путь к пассивному или глубокому созерцанию так труден, а для многих и очень болезнен – это путь через череду Темный Ночей или одну длинную Темную Ночь, путешествие, в ходе которого пилигрим должен умереть для чувственной жизни, как для самоцели, для частных и даже освященных традицией верований и мышления, и наконец, для глубокого источника всего невежества и зла – отдельной, индивидуализированной воли.

Источник. Олдос Хаксли. Вечная философия. Пер. с англ. О. О. Чистякова. – М.: «Рефл-бук», К.: «Ваклер», 1997, СС. 238-246. Серия «Созвездия мудрости».
[Aldous Huxley. The Perennial Philosophy, 1944, 1945].



...

События и новости
2017-11-13Ретрит Школы йоги «Парашакти»: Осень 2017

С 10 по 12 ноября в отеле «Большая медведица» (хутор Гуамка Апшеронского р-на) прошёл очередной, двадцать первый, ретрит Школы йоги «Парашакти» по теме: «Секреты Праны и пранаямы», в основу которой легло учение Свами Нараянананды. В этот год богини Кали — на его исходе — мы сочли должным уделить особое внимание и выразить своё глубокое почтение Шри Кали-Дурге.

2017-07-01ОМ ШРИ ГУРАВЕ НАМАХА!

Школа йоги «Парашакти» сердечно поздравляет всех учителей и учеников йоги с замечательным праздником – Вьяса Пурнимой. Согласно ведической традиции, именно в этот день был рожден великий мудрец Вьяса – «разделитель» Вед, автор древнеиндийского эпоса «Махабхараты» и священных пуран, основоположник философии веданты. Если в далеком прошлом в этот день духовные подвижники отдавали дань уважения исключительно Вьясе, как первому учителю, то впоследствии день Вьяса Пурнимы приобрел иные, гораздо более широкие масштабы и превратился в праздник всех учителей, академических в том числе. По этой причине он стал называться Гуру Пурнимой.


Гуру Пурнима отмечается ежегодно в полнолуние и выпадает на месяц Ашадх (июнь-июль). Это первый день годового периода Чатурмас («четырёх месяцев»), благоприятных для сельского хозяйства.


По всей Индии в ашрамах и монастырях в этот день совершаются специальные пуджи, посвященные гуру, поются духовные гимны, бхаджаны и ведические киртаны, читаются лекции и проводятся концерты и другие мероприятия. Особенно широко, с большим размахом отмечается этот праздник в ашрамах Свами Шивананды (Ришикеш) и Сатьи Саи Бабы (Прашанти Нилаям).


Этот день отмечается также в буддизме. Считается, что именно с него берёт начало буддийская религия, поскольку в этот день Будда Шакьямуни произнес свою первую проповедь в Сарнатхе, небольшом городке в 10 км к северу от Варанаси.


Этот день исключительно важен и для джайнов, ибо в этот день у Махавиры, основателя джайнизма, появился первый ученик, Гаутама (Индрабхути).


В качестве подарка прилагаем статью Свами Джьотирмайянанды «Гуру – свет в твоем сердце» в нашем переводе с английского языка.

Ом Намо Гурудэв Намо!

Наши занятия